Миллиарды на шоппинге

Миллиарды на шоппинге

Моду традиционно принято причислять больше к искусству, чем к бизнесу. Имена Коко Шанель, Юбер де Живанши, Кристиан Диор стоят в одном ряду с именами таких величайших художников XX века, как Дали и Пикассо. Они творили моду. Мода в свою очередь "творила" весь мир. Но сегодня ситуация меняется. Fashion-индустрия в последние годы превратилась в точно такой же способ зарабатывать деньги, как добыча нефти или производство автомобилей.

 

Моду традиционно принято причислять больше к искусству, чем к бизнесу. Имена Коко Шанель, Юбер де Живанши, Кристиан Диор стоят в одном ряду с именами таких величайших художников XX века, как Дали и Пикассо. Они творили моду. Мода в свою очередь "творила" весь мир. Но сегодня ситуация меняется. Fashion-индустрия в последние годы превратилась в точно такой же способ зарабатывать деньги, как добыча нефти или производство автомобилей.

Отечественный рынок одежды в последние годы демонстрирует рост до 25 % в год, и, по прогнозу экспертов, в ближайшие 3-4 года эта ситуация коренным образом не изменится. Так, в прошлом году объем рынка составил 25 млрд долларов, в том числе на одежду "премиум-класса" пришлось более 3 миллиардов. И это при том, что, по данным Fashion Consulting Group, покупать дорогие вещи готовы менее 10% россиян.

В России на продаже отечественных марок одежды пока сколотить заоблачные состояния не удалось никому. Виной тому, в первую очередь, нездоровая любовь сограждан ко всему броскому и именитому, желательно с крупным лейблом во всю спину. Поэтому и основные сливки с модного рынка собирают ритейлеры, распространяющие западные бренды. В России это пять самых крупных компаний: Mercury, Bosco di Ciliegi, "Джамилько", "Крокус" и "Подиум". Именно в их руках сосредоточен наиболее престижный сегмент российского рынка одежды. Тот, в котором цены начинаются от $300 за вещь.

Среди этой "великолепной пятерки" по объемам продаж лидирует Mercury: эта компания, по разным оценкам, контролирует от 30 до 35% рынка дорогой одежды.

Пять модных грандов заняли свои позиции еще в постперестроечное время. Тогда правил игры на рынке не существовало, и ритейлеры еще в те годы, дабы обезопасить себя, при переговорах с ведущими домами моды отстаивали права на эксклюзивную продажу западных марок на территории России. И таким образом все главные мировые бренды оказались распределены между пятью (а фактически даже четырьмя – "Подиум" подобных контрактов практически ни с кем не заключал) компаниями. И если вы отличаетесь любовью, к примеру, к лаконичным Burberry и Hermes, то побаловать себя шарфиком в бежевую клетку или строгой жокейской жилеткой вы сможете только в магазинах "Джамилько". А вот, к примеру, костюм от Emanuel Ungaro можно приобрести исключительно в "Крокусе". Ну а вместе все лидеры рынка владеют эксклюзивными правами на 42 марки одежды:

Mercury
Gucci, Prada, Dolce&Gabbana, Roberto Cavalli, Tod's, Armani, YSL, Miu Miu, Brioni, Loro Piana, Bottega Venetta.

Bosco
Antonio Marras, Alberta Ferretti, Corneliani, Etro, Francesco Smalta, Ermannno Scervino, Jean Paul Gaultier, Kenzo, La Perla, Mandarina Duck, Mariella Burani, MaxMara, Marina Ronaldi, Max&Co, Moschino.

Джамилько
Burberry, Wolford, Cristian Dior, Hermes, J.M.Weston, Salvatore Ferragamo, Sonia Rykiel.

Крокус
Les Copains, Emanuel Ungaro, Casadei, Cesare Paciotti, Sergio Rossi, Le Silla, Santoni.

Французский монополист

Но даже такой влиятельной в нашей стране компании, как Mercury, катастрофически далеко до главного воротилы, фактически мирового монополиста в области моды – французского гиганта Louis Vuitton Moet Hennessy (или сокращенно LVMH). Это гении и герои модной индустрии – именно французская компания LVMH олицетворяет собой понятия fashion, glamour и роскошь как таковые.

Выручка французской группы за текущий год предположительно составит 15 миллиардов долларов, и это, к слову, на 15% больше, чем в прошлом году и вполне сопоставимо с доходами нефтедобывающих компаний.

Французский гигант владеет компаниями по производству одежды, обуви, парфюмерии, аксессуаров, а также элитной алкогольной продукции и ювелирных украшений. Фактически, именно менеджмент LVMH решает, что будет носить и чем будет пахнуть весь мир – они вольны снимать и назначать дизайнера любой марки, подконтрольной холдингу. В состав мультибрендового гиганта входят такие известные марки как Louis Vuitton, Christian Dior, Christian Lacroix, Kenzo, Givenchy, Celine, Loewe, Thomas Pink, Fendi, Emilio Pucci, Donna Karan, Marc Jacobs, а также многочисленные косметические компании, производители часов и ювелирных украшений. В общем, настоящее царство роскоши и стиля. LVMH может легко купить (или продать) любую понравившуюся марку одежды и делать с ней все, что угодно. А руководитель холдинга – Бернар Арно – считается одним из самых влиятельных людей Франции и мира.

Русские идут

На российском рынке нет компаний, даже отдаленно напоминающих LVMH по масштабам деятельности. Хотя в последние годы интерес к отечественным маркам одежды в России значительно вырос. Модельеры, еще несколько лет назад известные только узкому профессионально-тусовочному кругу, постепенно выходят в свет. По оценкам маркетингового агентства Symbol-Marketing, все вместе они сегодня контролируют уже практически четверть рынка всей брендовой одежды.

В первую очередь "спасибо" за это нужно сказать теневому производству одежды и нелегальному импорту: примерно половина всех марочных вещей, продаваемых в России, – подделка. Именно поэтому к одежде российских дизайнеров у потребителей гораздо больше доверия – все равно подавляющую часть импортных вещей "премиум-класса" завозят из азиатских стран, и сшиты они в большинстве случаев не по лицензии.
Результат любви модников и модниц к русским лейблам привел к тому, что в прошлом году в России появилась мультибрендовая компания, контролирующая производство и продажу одежды сразу четырех марок. Это группа "Ж", одно время занимавшаяся обувью, но теперь переключившаяся и на одежду. Сперва в составе "Ж" появилась сеть Sultanna Frantsuzova – это первая попытка нащупать тонкую грань между авторским дизайном и массовым продуктом. Почему выбор компании пал именно на Французову? Скорее всего, последней просто повезло с мужем: супруг дизайнера Евгений Нерманд – креативный директор компании. И, получив обращение от президента "Ж" Ильи Будзина с просьбой найти модельера для нового проекта, сразу же предложил кандидатуру своей жены – Французовой.

К моменту знакомства с Буздиным Султанна Французова уже отучилась у Славы Зайцева в его школе дизайна, поучаствовала в международных конкурсах молодых модельеров и окончила итальянскую Akademia scuola di Milano. Но говорить об успехе было рано: все, что было у Султанны – это небольшая мастерская, расположенная в полуподвальном помещении на Тишинке, где по ее эскизам создавались вещи под маркой Sortie de Bal, которые потом продавались в "Москвичке" на Новом Арбате.

Но с приходом грамотного предпринимателя Буздина все изменилось коренным образом. Сегодня под маркой Sultanna Frantsuzova работают уже 12 магазинов в столице и более 10 в регионах: Перми, Екатеринбурге, Казани, Магнитогорске, Калуге, Ростове-на-Дону, Новосибирске, Челябинске и Старом Осколе.

Для минимизации расходов на производство одежды компания "Ж" в конце прошлого года купила пустующую льнопрядильную фабрику в городе Весьегонске Тверской области. Покупка и реконструкция объекта обошлась в $1 млн. Но с теми объемами продаж, которые наблюдаются у компании, инвестиции вернутся за считанные месяцы – сегодня оборот только сети Sultanna Frantsuzova составляет порядка $1,2 млн в месяц. А между тем в последнее время в число подконтрольных компании брендов наряду с Sultanna Frantsuzova вошли также Evgeniya Ostrovskaya, Mila Kapitanova и гонконгская марка Sunie Li, над созданием коллекций для которой работают несколько французских дизайнеров.
Ну и, пожалуй, главное достижение – открытие собственного бутика Sultanna Frantsuzova в итальянской Падуе. Причем еще два магазина в скором времени должны появиться по соседству, в Вероне.

Другой пример успешной экспансии отечественных дизайнеров на западный рынок – компания Vassa. Марка с русским именем и нью-йоркским стилем известна не только в нашей стране, но и за рубежом. И в ближайшее время к девятнадцати уже имеющимся магазинам в России добавится фирменный бутик в США. В планах Vassa открыть свой монобрендовый салон в столице американской моды – Нью-Йорке.
Также в этом году в Канаде появился первый магазин российской сети женской одежды Glance. Причем, владельцы сети обещают на этом не останавливаться и продолжать экспансию на Американский континент.

Ну а в сердце мировой моды, Италии, наряду с Французовой, присутствуют несколько других российских дизайнеров в сфере luxury. Так, у марки Denis Simachev есть собственные бутики в Милане, Неаполе и Риме, а у Елены Ермак – салон в столице мировой моды, Милане. Говорят, в Европе гораздо больше шансов заработать хорошие деньги на своей любви к дизайну одежды. Да и магазин свой открыть на порядок проще. Ну а когда на рынке крутятся в общей сложности сотни миллиардов долларов, то даже небольшой кусок из этого пирога отхватить – уже счастье.

Источник: Источник: Секрет фирмы

Читайте также



Добавить

Предложения торговых площадей

Аренда, Зеленоград

Савелки Савелки

Площадь: от 15 кв.м.

Арендная ставка: 7000 руб. кв.м./год

Аренда, Москва и область

Мещерин Мещерин

Площадь: от 60 кв.м.

Арендная ставка: 24661 руб. кв.м./год

Аренда, Челябинск

Алмаз Алмаз

Площадь: 6-10 кв.м.

Аренда, Москва и область

Триумфальный Триумфальный

Площадь: 42-92 кв.м.

Арендная ставка: от 12000 руб. кв.м./год